Юрий Хапов "Чистота сердечных отношений"

26.06.2012 г.

Хапов Ю.Б.

Чистота сердечных сокращений. – М.: ООО «Алисторус», 2012. – 284 с.

В новую книгу Юрия Хапова вошли произведения разных лет, в том числе автобиографические. Образный, самобытный язык, занимательное повествование, ироничность составляют привлекательность прозы Ю. Хапова.
Книга вызывает доброе чувство причастности к «сердечному» началу всего сущего.

ISBN 978-5-905030-18-5

Писатель, которому хочется верить

Ощущение беспокойства сопровождает порой чтение рассказов Юрия Хапова. А причина кроется в том, что писатель Хапов всячески избегает идеализаций. О чём бы он ни писал, главным персонажем его рассказов остается сама Жизнь. Это она зажимает рот пристрастиям и держит за руку самость автора.

Подобно утлым судёнышкам, разбивающимся в бурю о камни, лирика и романтика рассыпаются зачастую прахом при самом лёгком столкновении  с реальностью. Жизнь незыблема и вечна, неумолима и сурова. Но она же таит в себе много хрупкого и прекрасного, как скалы, в расщелинах которых вырастают нежные цветы.

Художник, чьим кумиром является Жизнь, умеет видеть эти цветы. Он умеет передать полноту жизни и не станет скрывать или подменять её тёмные стороны. Он одинаково достоверно изобразит и цветы, и камни.

Открытое забрало и мужество, готовность к прямому разговору с реальностью, какой бы она не была — вот что подкупает в творчестве Юрия Хапова. И речь идёт не о так называемом жанре «noir», а попросту говоря «чернухе» — ни в коем случае! Прозу Хапова отличает именно полноценное отображение жизни. Он не пытается преподнести событие так, чтобы произвести эффект и не использует модных литературных приемов. Он лишь, по слову Л.Н. Толстого, «серьёзно и правдиво» описывает действительность.

Не так уж радостна жизнь старика из рассказа «Старик», не очень-то отрадны его воспоминания. Но вот приезжает навестить его внучка Варюха — юная и красивая. И словно яркие узоры вдруг появились на серой стене. Дивится старик, слушая рассказы порывистой внучки. И даже не всё понимает в её рассказах. Но это ли важно? Важны её рыжие кудри, загорелые плечи, важно, что она влюблена и счастлива этим — важно, что жизнь продолжается.

Может показаться, что в рассказе «Последовательный ряд» краски несколько сгущены — чёрное не имеет просвета, белое — пятен. Мир главного героя Ивана Боцака представляется чем-то отвратительным, люди, его населяющие, живут исключительно животными побуждениями. А Нюра, существующая где-то на периферии  этого мирка, точно луч света в тёмном царстве. Но рассказ не стоит понимать буквально. Автору, верному себе, удалось создать аллегорию Жизни, среди жестокости и беспощадности которой встречаются любовь и благородство. Зло, рано или поздно, побеждается, а добро, пусть и недолго, но торжествует.

Не беспросветная и не слащавая, но сложная, противоречивая и многообразная — такова действительность в рассказах Юрия Хапова. Такова она и на самом деле. А потому писателю Хапову хочется верить.

 

Светлана ЗАМЛЕЛОВА, член Союза писателей и Союза журналистов России, член-корреспондент Петровской Академии наук и искусств.


ИНЖЕНЕР НЕФЁДОВ

Из жизни замечательных людей

В своей жизни Нефёдов чем только не увлекался.

В школе в хоккей гонял. Пока зубы не выбили. Починил нержавейкой передний бампер, и забросил шайбу. С клюшкой вместе. Потом загорелся мотогонками. Призы брал. Кувыркнулся на кроссе, ногу сломал. Когда лежал в травматологии — к весне дело шло — увидел почки на дереве за окном. Стал их рисовать. Простым карандашом на белой бумаге рисовал. Увлёкся. Перелом оказался сложным, операцию повторили... Почки за это время превратились в свёрнутые тугими кулёчками листики, и скоро совсем развернулись.

Последствий не осталось: нога срослась, рисование — прочно забылось.

В армии Геннадий играл на тромбоне, в ансамбле. Сам выучился, не зная нот. Дудел-дудел, надоело... Не то.

Был в увлечениях перерыв — не забирало.

Учился во ВТУЗе при машзаводе. И тут — диплом на носу, на счету каждый день — увлёкся неожиданной девушкой Раисой. Рыжеволосая, строгая. Видная такая. Глаза-а...

Мать только глянула:

— Генка! Не упусти! Диплом не уйдёт, а девка...

Он, правду сказать, держал про запас двоих — не из жадности, а для углублённого сравнения. Дело приняло спортивный характер — барышни шли к финишу ноздря в ноздрю. В смысле замуж. Раиса обставила обеих с отрывом и показала отличный результат: забеременела. Пуза ещё и не видно было, но Генка честно повёл Раису в ЗАГС.

Появилась Варька.

А диплом Геннадий защитил на следующий год. Направление получил в заводское КБ бронетанковой техники.

В молодых семьях, нелишне отметить, с появлением ребёнка всякое случается. Многие папаши дают слабину в отношении выпивки, погулять недогуленное... Пока жена с младенцем возится, дома-то скукота. Не таков наш герой.

— Генка! Смотри у меня... башку оторву, если что, — щедро обещала мать.

Раисе и добавить нечего. Улыбнулась только полными губами, чуть зубки обнажив.

Катая коляску с Варькой, Геннадий увлечённо — снова увлёкся — объяснял ей устройство систем и механизмов боевой машины пехоты, тактико-технические данные отечественных БМП. Рассказывал, как в армии, на учениях, чуть не утопил машину при форсировании водного рубежа, но, будучи классным механиком-водителем, справился. И получил благодарность от командования. Правда, отпуск не дали — молодых обучал...

Варька подавала одобрительные реплики, не раскрывая, впрочем, полученной секретной информации. Гордостью за отца светилась смышлёная мордуленция.

Прибегая утром из молочной кухни, он совал Раисе сумку с пузырьками и наклонялся к кроватке:

— Сегодня про БМД[1] начнём! Да, лапунь?

Варька согласно моргала белёсыми ресничками. Раиса ревниво помалкивала.

— Пройдёт, — утешала мать, — вот парня рóдишь...

 

Начальника бюро ходовой части Валиахметова за глаза звали Валидол. Распекая подчинённых, он обязательно добавлял:

— Тьфу ты, бестолочь! На вас никакого валидола не напасёшься! — и таблетку под язык.

Так уже лет двадцать. С того самого дня, когда на испытаниях взорвался боезапас. Погибли люди. Свалили на него, тогда — зам. главного конструктора. Понизили, перевели в «ходоки». С тех пор — валидол в кармане.

В Нефёдове он разглядел и уважал редкую техническую дотошливость: пощупать всё своими руками — торсионы, фрикционы, погонять сверх норматива в песках Каракумов, в мёрзлой тундре. И всегда с испытаний привозил внушительный перечень доработок, внедрение которых повышало надёжность техники.

Лет через десять Нефёдова назначили начальником отдела. Его ценили на полигонах, в частях. И своё, заводское, начальство поощряло. Повольготней стало в материальном плане. Машинёнку приобрёл, шестую модель известной марки.

Как-то с очередной премии Геннадий принёс подарки: Варюхе — коньки и свитер с оленями, чайный сервиз матери — давно хотела, Раисе — чешскую бижутерию, девчата подсказали. А себе приобрёл в книжном серию ЖЗЛ. С давним скрытым стремлением вычитать, как это обычные, вроде, люди становятся замечательными...

Дочь с матерью подаркам обрадовались. Раиса лишь повертела в руках — даже не примерила импортной красоты! — и подозрительно глянула на стопку книг. Прошептав название серии, кривовато усмехнулась:

— Зачем это? Ты меня больше не любишь?

Вечером, расчёсывая перед зеркалом волосы на ночь, Раиса вдруг замерла с поднятой рукой, будто пронзило её. Уставясь в отражение мужа, свела брови, как давеча, когда разглядывала книги. Целая минута прошла. Или больше. Шелестнула страница.

— Гена, — голос её был негромок, но строг как у старшины. — Хочу детей! — Вроде как Варька ей уже не дитё.

Геннадий перевернул страницу, озадаченно поскрёб лоб. А ведь и в самом деле, та всё больше с ним. И школьные дела. И отпуск... Шайбу научил гонять. В секцию вот определил, для самообороны. Пацанов лупить... Секреты от матери завелись. Он вспомнил прошлое лето в деревне...

...Отпуск подходил к концу. После завтрака Нефёдов конопатил лодку на берегу и слушал детские голоса. Команда была на задании — выслеживала запропавшую козу Шурку. Варькин НП находился на старой развесистой иве, над омутом.

— Пятый, пятый, как понял? Приём.

— Вас понял. Объект вижу. Направляется к речке. Захват!

— Есть захват! — Варька, заторопившись, соскользнула босой ногой с ветки и... сорвалась.

Он выловил её, нахлебавшуюся, оглушённую падением, синюю. Откачал. Благодарил бога, что задержался у лодки: сосед звал помочь с машиной.

— Матери — ни-ни! — наказал.

…Геннадий прогнал неостывший ужас того дня, ещё крепче почесал лоб и отложил книгу.

— Ну, значит... это...
 

Родилась двойня — боровички осенние, под четыре кг каждый. Рыжие, лобастые, лупастые — в её породу. Сашка и Пашка. Или наоборот.

На работе его поздравили как-то косвенно: молодец твоя Раиса!

В молочную кухню теперь бегала Варька. Нефёдов, неспешно попив чаю, каждый раз перед уходом на работу заглядывал к пацанам. Смотрел на них, сопящих во сне, сравнивал, неотличимых... восхищался. Недоумевал: Варька — вылитый он, походка и та — косолапая, а эти...

Ощущения нового отцовства казались ему другими, чем с Варькой. Надо разобраться... Не хотелось, чтоб Варюха от него отдалялась. С грустью думал: теперь её годы споро побегут... Невеста почти.

 

...Раньше дипкурьеры перевозили секретную почту и валюту в специальных портфелях, намертво пристёгнутых к запястью. Были вооружены и отстреливались до последнего патрона. Выполняя свою опасную работу, случалось, погибали. От рук вражеских наймитов, кровавых агентов империализма. Так был убит товарищ Нетте. Человек-легенда, именем которого впоследствии был назван пароход...

 

...От отца остался трофейный, немецкой выделки, портфель. Такие имелись у штабных офицеров, и то не у всех. В них возили секретные карты и планы вероломных нападений.

Потом Генка ходил с ним в школу.

Разыскав на антресолях заброшенный, отлично сохранившийся портфель, Нефёдов решил приспособить его для командировок. Доработал конструкцию в части установки потайных замков в отделении для служебных документов, приковал цепку с браслетом, золингеновской стали, выпилил спецключик и стал собираться в поездку.

— В Штирлица надумал, отец? — не удержалась жена (с рождением Пашки с Сашкой она частенько его так называла). — На свою голову... С обычной сумкой-то спокойней, по нынешним временам. Скажи, Варь, я права?

— Да вы что? — смешался Нефёдов. — Какой Штирлиц?.. Это ж я Валидолу, на юбилей.

 

Мать отправилась к подруге на именины. К Варьке одноклассник пришёл, Женя Бузыкин. Она его иначе как Геной не называет... Собрались на каток.

В детской, лопоча своё, ползали Пашка и Сашка. Геннадий присел на корточки, погладить рыжие головёнки.

— Па, — потянулся к нему Пашка.

— Ма, — сказал Сашка. Или наоборот...

— Вот болтуны, — улыбнулась Раиса. — И в кого? Ген, может, ещё парочку?

 

Ехать в командировку не хотелось.

 

08.02.2011 г.



[1] БМД — боевая машина десанта. — Прим. автора.

 

Последнее обновление ( 04.05.2013 г. )