СКОМОРОШЕСТВО

11.04.2009 г.
«О, друзья мои! Вы представить себе не можете, какая грусть и злость охватывает всю вашу душу, когда великую идею, вами давно уже и свято чтимую, подхватят неумелые и вытащат … на улицу, и вы вдруг встречаете ее уже на толкучем, неузнаваемую, в грязи, поставленную нелепо, углом, без пропорции, без гармонии, игрушкой у глупых ребят!»
 
Ф.М. Достоевский. «Бесы»
 

 

Все ширящееся народное почитание Царя Иоанна Грозного вызвало к жизни ответную реакцию не только со стороны врагов Православной Самодержавной монархии, но и со стороны ее «друзей». Однако, к большому сожалению, эти «поклонники» Грозного Государя полностью подпадают под хорошо всем знакомую поговорку: «Избави нас, Боже, от таких друзей, а уж с врагами мы справимся!»
 
 
И это поистине так! Потому что те люди, о публикациях которых речь пойдет ниже, в лучшем случае не ведают, что творят, а в худшем – сознательно участвуют в процессе дискредитации народного движения по восстановлению доброй памяти первого Помазанника Божьего на русском престоле. Ибо – вольно или невольно – но они берут на себя «труд» довести благую идею восстановления исторической справедливости по отношению к Иоанну Грозному до такой крайности, до такого абсурда, что любой человек со стороны с удивлением и отвращением отшатнется от нее, решит, что и сам Царь, и его почитатели – либо сумасшедшие садисты, готовые смаковать любые преступления, либо неучи и невежи. Любой человек со стороны, прочтя эти одиозные опусы, уже не обратится к трудам наших замечательных исследователей русской истории, таких как митрополит Иоанн (Снычев), не обратится именно потому, что стараниями «неоопричников» и на эти труды будет брошена тень маргинальности и фанатичности, ничего общего не имеющих с исторической наукой. Тем самым, видимо ставя перед собой задачу распространения истины о Царе Иоанне IV, эти люди на практике способствуют сужению своего (и нашего) поля деятельности до такой социальной группы, которая готова некритично проглотить любую духовную пищу, в том числе и ядовитую, лишь бы она была подана под «правильным» соусом. Но соус, как известно, как раз и используется для сокрытия недостатков основного блюда. В нашем случае – несоответствия православному духу и исторической истине рассматриваемых ниже публикаций.

А таких публикаций, в последнее время, становится все больше и больше. Как правило, они не имеют выходных данных, то есть их издатели стремятся избежать как открытой личной дискуссии, так и ответственности за свои дела. Более того, создается впечатление, что основная масса этих изданий или вышла из одного центра, или, по крайней мере, координируются из такового. И это может свидетельствовать об определенной тенденциозности данного явления.

Как наиболее характерные ее примеры можно назвать появившиеся летом 2003 года брошюры «Иоанн Грозный: PRO ET CONTRA», так называемый «Акафист благоверному Царю Иоанну Грозному» и публикация в газете «Завтра» ряда статей о. Димитрия Дудко.

Что касается брошюры с претенциозным названием «PRO ET CONTRA», то ее подробный анализ дал наш постоянный читатель и автор А. Яковицкий. Стоит лишь заметить, что декларируемая в названии беспристрастность и равноудаленность составителей не характерна для православного самосознания. Представьте себе кого-либо православного писателя, составляющего сборник под названием «Святитель Николай: За и против», или что-нибудь наподобие «Критики и защитники Священного Писания», а затем повторяющего в своем сборнике хулу на святых, причем самого низкого разряда, самую примитивную и злобную (В случае «Pro et Contra» таким материалом является, например, статья Б. Кнорре, открывающая сборник).

Представили? Нет? И я тоже не могу такого представить. Да и кто из православных читателей возьмет в руки такую книгу? Ни составлять, ни читать ее никто из православных не будет. Составить ее может «беспристрастный» атеист или явный богоборец, а читать будет в лучшем случае тот, кто «в Бога верует, а в храм не ходит». В целях же дискуссии с противниками достаточно просто привести выдержки, при необходимости обширные, но вовсе ни к чему тиражировать вражьи опусы.

Что же сказать о так называемом «Акафисте Царю Иоанну Грозному», составленному в стихотворной форме a la russ и предлагающему «молящемуся» самые дикие измышления о благоверном Государе?

Начну с того, что это издание (впрочем, как и «Иоанн Грозный: PRO ET CONTRA») не имеет указания на издателя или составителя. Указано, что создан «сей акафист был по благословению архиепископа Иннокентия (Вениаминова), пра-правнука Святителя Иннокентия (Вениаминова), Митрополита Московского и всея Руси». Тут я промолчу. Пусть с родственными связями и саном благословившего разбирается сам читатель, мне это не под силу.

Зато в тексте брошюры упоминается только одно имя - мое. Из отрывков моей брошюры «Апология Грозного Царя» неведомые составители «акафиста» слепили благообразное предисловие, дополнив его несколькими церковнославянскими словами.

А затем начинается невообразимое, то, что читательница, подарившая мне «акафист», охарактеризовала одним словом: «скоморошество». И надо признать, что она оказалась права.

Разухабистым псевдобылинным стихом автор «акафиста» поведал нам много интересного о Царе Иоанне, о народных преданиях и сказаниях. Приведу лишь некоторые перлы:

«По преданию Русской земли от грозы Божией с каждым громом и молнией с небес погибает один мерзкий бес» [предание, если и существующее в действительности, то не имеющее к православному никакого отношения – В.М.];

[Об опричниках]: «Их сила духа такова – рубили нечисть как дрова. И прозорливые мужи в сравненьи с ними как пажи» [надо сказать, что и среди опричников Царя Иоанна не все были святые, да и сравнение прозорливцев с пажами – от великой потуги при поиске рифмы – В.М.];

Не гнушается анонимный составитель «акафиста» черпать материал для своих «кондаков» и «икосов» из русских народных сказок. Сравните сами.

Сказка «Иван Грозный и вор»: «Иногда он [Царь] переодетый приставал к шайке воров и советовал им однажды обокрасть казнохранителя: «Я, - говорит, - покажу вам дорогу». Но один из воров занес кулак и сказал, ударив его по лицу во всю руку: «Негодяй! Как ты смеешь предлагать нам ограбить нашего государя, который до нас так милостив? Лучше мы обкрадем какого-нибудь богатого боярина, который сам расхищает казну царскую». Иван очень доволен был его поступком; расставаясь, обменялся с ним шапкой и велел следующим утром ожидать себя в дворцовых покоях, через которые он проходил. «Там, - сказал он, - я поднесу тебе добрую чарку водки и меду». Вор пришел в назначенное место и царь, увидев его, подозвал к себе, советовал впредь не воровать, отличил его при дворе и употреблял впоследствии для открытия воровских шаек». («Русская бытовая сказка», Л., 1987, с.15)

А вот текст «акафиста» («кондак» 6, «икос» 6): «Любил постранствовать наш Царь Державный Русский Государь, в простой одежде выходил. Раз он попал в один притон, где звон бокалов и трезвон. Среди разбойников наш Царь никем не узнан Государь… Стал сам себя так поносить, что чуть его не стали бить за то, что слово на Царя посмел сказать худое зря. … Один же гнев не удержал, и Царь удар едва сдержал, а тут поспела стража вот, разбойник схвачен в оборот. Но Царь его не покарает, а Долгоруким называет за то, что мол долга рука сего простого мужика. Он хоть и любит погулять, но за Царя готов возстать. К себе на службу приглашает и за удар его прощает, чтобы с тех пор всю жизнь свою служил он Богу и Царю…»

Сходство текстов сказки и «акафиста» несомненное, вот только «акафист» приводит неизвестные сказке подробности, которые огрубляют текст и создают определенный негативный настрой, особенно у читателя со стороны: тут и «притон», в который зачем-то пришел Государь, и «звон бокалов и трезвон» (видимо, денег?). Да и непонятно, зачем самому себя поносить. А в целом – сравнение указывает на то, какими «достоверными» источниками пользовался для составления «акафиста» «почитатель» Царя.

И наконец, в текст «акафиста» включены деяния, абсолютно недостоверные исторически, но приводимые его составителем, видимо считающем как раз их проявлением Царской святости:

«Однажды Царь в село пришел и по-простому подошел и стал стучать, прося открыть и ради Бога в дом пустить. Мол странник аз, иду с сумой, пустите на ночь на постой. Но сколько странник не просил, никто на стук тот не открыл. Познав антихриста здесь дух, наш Государь призвал всех слуг и приказал деревню сжечь, как нечестивый мусор, в печь…» («кондак» 8).

«…Чтоб стала родная земля вновь Святой, колдуний собрать повелел Царь земной. На площадь их всех, людям их на глаза, покажут пущай на костре чудеса, а ведьмы хихикают, им невдомек, что Царь преподаст им последний урок…» («кондак» 7).

Кажется, даже по этим нескольким отрывкам можно получить понятие и о воцерковленности автора «акафиста», и об уровне его исторических знаний и интеллекта в целом. Беда в том, что многие православные не в силах устоять перед оберткой, на которой крупными буквами написано «акафист» и начинают всерьез воспринимать это шутовство, не подозревая о том, что это или самое глубокое невежество, или самая наглая провокация.

Лично я склоняюсь к последнему и думаю, что над стихами «акафиста» поработал-таки какой-нибудь местечковый сатирик. Но даже если авторы подобных опусов и не ведают, что творят, искренне считая, что «прославляют» Царя (который, к слову сказать, прославлен в XVII веке и не нуждается в нашем запоздалом «прославлении»), то все равно за ними стоят люди, провоцирующие их на сочинительство, дающие деньги на публикации, распространяющие и рекламирующие подобные издания. И все это ради того, чтобы какой-нибудь диакон мог в один прекрасный день с присущим ему сарказмом и остроумием «пройтись» еще раз по «сектантам»-почитателям Грозного Царя: «ну посмотрите, мол, какую ересь несут! Шизофреники, чисто шизофреники…» И скорбно покачает головой.

А серьезные историки, которые при других обстоятельствах могли бы заинтересоваться проблемой реабилитации образа Иоанна Грозного, теперь просто испугаются быть «замаранными» в маргинальных разборках «православных фанатиков». Историков можно понять: в науке трудно заработать имя, но очень легко его потерять. И нельзя от ученых требовать, чтобы они им рискнули. И ученые благоразумно отойдут в сторону. То же относится и к сочувствующим иерархам.

Впрочем, даже не это самое страшное. Гораздо хуже то, что многие наши братья и сестры, которые могли бы услышать истину, не услышат ее, потому что после подобных публикаций будут шарахаться от нас (а не от анонимных наших «соратников»!), как бес от ладана.

Нет сомнения, что прежде чем начать работу над этой «пятой колонной» в нашем тылу, ее организаторы и спонсоры просчитали все три вышеуказанных аспекта.

Печально, но закономерно, что в этой «машинерии» принял участие и такой известный священнослужитель, как о. Димитрий Дудко. Печально, потому что его голос уважаем и к нему прислушиваются, а, следовательно, вольная или невольная поддержка им данного течения придаст таковому необходимую широту охвата.

А ведь слова о. Димитрия о возможном почитании как святых не только Государя Иоанна Васильевича и старца Григория, но и Пушкина, Лермонтова, Гоголя, и прочих деятелей русской культуры, и продолжение их рассуждениями о том, что могут «достигнуть праведности» и Лимонов с Прохановым («Завтра», №32/2003) находятся в полном соответствии с целями и задачами всех прочих подобных публикаций.

Конечно, не исключено, что Лимонов, автор порнографического романа «Это я, Эдичка» покается и просветлится, но все же, наверно преждевременно ставить его в один ряд не только с Грозным Православным Царем, но и с Пушкиным и Гоголем. Давайте сначала дождемся просветления.

Отец же Димитрий, делая это, вводит в большое искушение тех, кто что-то слышал о почитателях Иоанна IV, и вот, захотев ознакомиться с их взглядами «из первых рук», на страницах известной патриотической газеты «Завтра» натыкается на такой именной ряд (в богословских тонкостях многие из читателей разбираться не будут): Иван Грозный, Григорий Распутин, Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Достоевский, Розанов, Сталин, Проханов, Лимонов… далее – везде? Вот сумасшедшие! Таков неизбежный вывод читателя. А если он будет колебаться этот вывод сделать, найдется много борисов кнорре, чтобы данному читателю помочь.

Когда же я говорю, что участие о. Димитрия было закономерно, то лишь потому, что он является духовником газеты «Завтра», а именно в этой газете постоянно печатается известный публицист Роман Бычков, по совместительству – один из тех, кто сыграл ведущую роль в подготовке сборника «Иоанн Грозный: Pro et Contra». Именно окормляемая о. Димитрием газета «Завтра» из месяца в месяц печатает публикации, подобные «Слову о Грозном» (речь о котором в нижеследующем материале). Такая настойчивость явно неслучайна, и не могла пройти мимо духовника. А, судя по публикациям самого о. Димитрия, не только не прошла мимо, но и получила полное одобрение.

Не хочу никого из тех, чьи имена названы выше, ни обидеть, ни оскорбить. Однако умолчать об этой тенденции в православно-патриотическом лагере не могу, хотя бы потому, что она направлена на то, чтобы создать дополнительные (провокационные!) обоснования для объявления почитателей Царя Иоанна «еретиками и раскольниками», предания их анафеме и отсечения от Церкви. Об этом надо помнить и тем, кто пишет в простоте душевной подобные опусы, и тем, кто их распространяет и читает.
Вячеслав Манягин
октябрь 2003 г.